Управление вложениями – новое решение окружного суда Дортмунда

Решения суда, которые обязывали управляющего вложениями к выплате возмещения за ущерб, очень редкое явление. Это может быть связано с тем, что управление имуществом обычно происходит конфиденциально и на основе взаимного доверия, поэтому в основном никогда не доходит до спора в общественных судах.

Тем не менее, инвесторы, которые недовольны управлением своего имущества, например, из-за того, что управляющий имуществом не придерживался установки на управление имуществом и понёс при этом убытки, не должны бояться тщательной проверки и при необходимости судебного разбирательства. Это подтверждает недавно опубликованное решение суда окружного суда Дортмунда, который обязал управляющего имуществом выплатить нанесенный своему заказчику ущерб за частичное использование предоставленных средств не в соответствии с инвестиционными целями заказчика. Нанесённый заказчику ущерб, составляющий 10% всей управляемой суммы, в соответствии с решением окружного суда Дортмунда должен быть выплачен. Данное решение пока еще не окончательно.

Обязанности управляющих имуществом в первую очередь регулирует договорённость между инвестором и управляющим. Верховный суд ФРГ уже в своем решении от 28 октября 1997 года XI ZR 260/96 заявлял о обязанностях управляющего имуществом:

«Договор на управление имуществом — это договор на обслуживание в форме агентского договора, который обязывает управлять имуществом клиента в эго интересах. В связи с договором управляющий имеет право и обязан распоряжаться имуществом клиента на постоянной основе, т.е. действовать в каждом конкретном случае без получения инструкций и самостоятельно принимать инвестиционные решения. В зависимости от того, распоряжается ли управляющий имуществом по своему усмотрению, зависит от того, согласовали ли стороны правила инвестиций. Если последнее имеет место (см. обычную формулировку заказа в Kümpel, Закон о рынке банковского дела и рынка капитала, § 8.78), управляющий должен придерживаться своих решений в рамках руководящих принципов (Kienle in Schimansky / Bunte / Lwowski, Bankrechts-Handbuch § 111 Schäfer in Assmann / Sagittarius, Handbuch der Kapitalanlagerechts 2-е изд., § 28, № 51, Schwintowski / Schäfer, банковское право, § 12, маржа 39 f Schäfer WM 1995, 1009, 1010; Schwennicke WuB IG 9 — 1,97). В противном случае заказчик несет ответственность за ущерб перед клиентом за положительное нарушение договора управления активами.»

Окружной суд Дортмунда применил этот принцип в случае, когда инвестор хотел инвестировать свои активы в краткосрочный инвестиционный горизонт, а управляющий имуществом все равно инвестировал вложения, в том числе в акции. По мнению районного суда, управляющий активами не выполнял свои обязанности должным образом.

Окружной суд Дортмунда также указал, что управляющий активами обязан дополнительно уточнить противоречивые заявления инвестора. Суд буквально заявил:

«Поскольку истец дал директивы по управлению и инвестиции его имущества, которые в понимании подсудимого по классификации рисков были противоречивыми, он не имел права самостоятельно решать, какая из двух противоположных инвестиционных тактик будет применена. Поэтому ему не разрешалось просто перейти от «рискованной» инвестиционной стратегии, не уточнив вначале очевидное противоречие с истцом.»

Пострадавшие инвесторы, чьи инвестиционные требования не были должным образом реализованы управляющим активами и которые понесли убытки в результате управления активами, должны позволить адвокату, специализирующемуся в сфере банковского и инвестиционного права, проверить возможные требования к управляющему активами, касающиеся возмещения ущерба.

Дело, оспоренное в окружном суде Дортмунда Адвокатом Доктором Линдеманном для юридической фирмы Детлофф, демонстрирует по мнению адвоката Доктора Юргенса и адвоката, специализирующегося в сфере банковского и инвестиционного права Инго М. Детлоффа, что потери вложений в рамках управления активами не должны быть просто приняты за должное, а профессиональное юридическое представление интересов может принести плоды.

Криптовалюты/ цифровая валюта – компенсация ущерба за потерю вложений?

Многие инвесторы, которые недавно инвестировали деньги в криптовалюты, особенно в 2017 году, наблюдают, что цены на акции многих виртуальных валютах очень сильно упали после их максимумов в конце 2017 года.

Те, кто купил криптовалюту по очень высокой цене и по необходимости снова продал после значительных потерь или чтобы избежать дальнейшего ущерба, теперь задаются вопросом, останутся ли они сидеть на убытках или есть возможность компенсировать ущерб.

Существуют различные юридические аспекты для возможных требований возмещения ущерба, связанных с трансакциями криптовалют.

Во-первых, есть случаи мошенничества, когда, например, недавно появившаяся на рынке криптовалюта — так называемая ICO = Initial Coin Offering – как предполагает прокуратура Билефельда фактически не представляет собой криптовалюту, а деньги используются провайдером для своих сомнительных целей.

Бафин (Bafin — Bundesanstalt für Finanzdienstleistungsaufsicht) предупреждает о мошенничестве в рамках ICOs, ср. например: www.bafin.de/

В случаях мошенничества возникает требование о возмещении ущерба лицам, действующим в соответствии с статьей 263 уголовного кодекса Германии, совместно с статьей 823, пункт 2 гражданского кодекса Германии.

Однако во многих случаях вопрос об ответственности за ущерб может также возникать в связи с предоставлением цифровых валют через различные интернет-платформы, которые в целом являются законными, но до сих пор редко регулировались соответствующим образом.

Информационные обязательства поставщиков виртуальных валют, также называемые «токенами», зависят, в частности, от того, как предлагаемые криптовалюты юридически классифицируются. В соответствии с текущими спецификациями Бафина это необходимо рассматривать отдельно в каждом отдельном случае. Поставщики должны брать такую проверку с вытекающими из этого рисками и обязательствами на себя.

Бафин опубликовал по этому поводу рекомендательное письмо от 20 февраля 2018 года:
www.bafin.de

которое объясняется недавним сообщением от 15 марта 2018 года. В сообщении говорится, среди прочего:

«Главное сообщение рекомендательного письма заключается в том, что BaFin рассматривает в каждом конкретном случае, является ли данное вложение финансовым инструментом или ценными бумагами (соответственное с Законом Операции с ценными бумагами — WpHG) или Европейской директивой о финансовых рынках (Markets in Financial Instruments Directive II – MiFID II), ценные бумаги соответственно с Законом Операции с ценными бумагами (WpHG) или инвестицией соответственно с Законом об инвестициях (VermAnlG). Из-за многочисленных форм токенов, которые появляются на рынке, общепринятое заявление об их юридическом характере будет слишком общим. Без изучения всех индивидуальных обстоятельств и характеристик, невозможно установить их нормативную классификацию».

В зависимости от категории, к которой принадлежит отдельная цифровая валюта, могут возникнуть соответствующие обязательства и обязанности по предоставлению информации и раскрытия информации поставщикам и посредникам. Если они нарушены, пострадавший инвестор может потребовать возмещения убытков.

Следовательно, решающее значение и интенсивность необходимой информации — это, в конечном счете, соответствующий дизайн виртуальной валюты и ее специфики — и особенно с новыми, связанными с технологией рисками. По всей вероятности, детали будут разработаны только в соответствии с будущими правовыми нормами и судебными решениями.

По мнению Адвоката Детлоффа, технологические инновации, которые, в частности стали возможны, с помощью технологии Blockchain, позволяют предлагать ранее полностью неизвестные финансовые продукты, говорят о необходимости высокого уровня обязанности раскрытия информации, которая в связи с, по-видимому, неудержимым ростом цен на криптовалюты, не должна быть упущена из виду.

Инвесторам, которые понесли убытки, связанные с виртуальными валютами или даже связанным с ними мошенничеством, рекомендуется проверить свой потенциальные требования о возмещении убытков, специализирующимся адвокатом в сфере банковского и инвестиционного права.

Помощь при скандале с выхлопными газами: расторжение кредита на автомобиль

В случае покупки автомобиля, который из-за манипулированного ПО превышает выхлопные нормы, в большинстве случаев есть возможность вернуть машину и также уже оплаченные деньги, отказавшись от кредита.

Это возможно только в том случае, если при покупке автомобиля кредит был заключен непосредственно у продавца с его кооперирующим банком, у которого, в свою очередь, извещение об отказе было сделано неправильно. В таком случае возможно не только отказ от кредита и обратная реализация сделки, а и возврат купленного автомобиля.

Как показывает судебная практика в сфере недвижимости, неправильные извещения об отказе являются очень частым явлением.

Ошибки в извещениях об отказе могут быть очень разными. Так, например, часто используется формулировка: „Срок начинается не раньше, чем со для получения этого извещения.“ В извещениях об отказе появляются также и многочисленные другие ошибки. Таким образом, в извещении часто неправильно указываются последствия отказа от договора, детали финансируемых трансакций или же обязательная для начала срока расторжения договора информация. Из-за многочисленных деталей и вариантов написания извещений об отказе, которые неоднократно конкретизировались судебной практикой, извещение об отказе должно быть проверено опытным адвокатом, специализирующемся в сфере банковского права.

Инго М. Детлофф является специализирующимся адвокатом в сфере банковского и инвестиционного права и провел и ведет многочисленные дела по расторжению контрактов. Первая оценка шансов на успех проводится адвокатом Инго. М. Детлоффом бесплатно.

Право кооперативов – расторжение и отмена договоров

Как и у других форм обществ, члены кооперативов ставят перед собой вопрос, при каких условиях можно прекратить членство в обществе. Особенно часто это случается у представителей, которые были активно завербованы занимающимися сбытом фирмами к участию в том или ином обществе, и которые порой для себя выясняют, что вступление в то или иное общество не соответствует их экономическим целям.

При расторжении членства в обществе нужно соблюдать некоторые особенности, исходящие из законодательства и судебной практики. Для членов кооперативов принимаются во внимание только следующие три варианта выхода из общества: расторжение в обычном порядке, досрочное расторжение договора и отмена договора.

  1. Расторжение членства в обычном порядке

Расторжение членства в обычном порядке может быть осуществлено в соответствии со статьей 65 II Корпоративного закона ФРГ (GenG) до конца текущего финансового года и минимум за три месяца до его окончания оно должно быть задекларировано письменно.

В уставе общества может быть установлен значительно больший срок расторжения договора длительностью до 5 лет. В исключительных случаях, а именно, когда один из членов находится в экономических трудностях, статьей 65 III Корпоративного закона ФРГ (GenG) предусмотрено уменьшение срока расторжения договора, который составляет более двух лет.

  1. Досрочное расторжение членства

Статья 67a Корпоративного закона ФРГ (GenG) перечисляет множество причин, по которым можно досрочно расторгнуть членство в обществе в случае изменения устава (статья 16 II с. 1 Корпоративного закона ФРГ (GenG)).

К ним относятся как введение обязанности доплаты или минимального капитала, так и существенные изменения сферы деятельности кооператива.

Последствием досрочного расторжения членства является завершение участия к концу финансового года.

Следуя судебной практике высшей инстанции, право досрочного расторжения и, как следствие, уменьшение срока расторжения контракта по статье 65 III Корпоративного закона ФРГ (GenG) может быть оправданным также в том случае, если цель контракта уже не может быть достигнута, в связи с чем от стороны не может быть потребовано дальнейшее участие в обществе (сравн. OLG Hamm, Urteil vom 3. März 2009, 27 U 121/08). Подобное может произойти, например, в том случае, если сторона перед вступлением в кооператив не была достаточно хорошо информирована о последствиях прекращения вложений.

  1. Отмена договора

Как постановил Верховный суд Дюссельдорфа (в OLG Düsseldorf, Urteil vom 28. April 2016, 6 U 73/15), в случае так называемой сделки на дому – если вступление в общество было оговорено дома или на рабочем месте – как правило, возможна отмена капиталовложения в кооператив. В случае, если извещение об отказе было составлено неправильно, и договор был заключен на дому, член кооператива может еще в течении нескольких лет отменить контракт. То же касается случаев, если извещение об отказе не было предоставлено при заключении контракта.

Разумеется, отмена контракта по выше названным решениям суда не сразу ведет к выходу из кооператива. Завершение членства происходит аналогично досрочному расторжению участия к концу финансового года (сравн. с OLG Düsseldorf там же).

Пострадавшие члены кооператива, которые желают в скором времени выйти из него, должны юридически проверить свои извещения об отказе, и еще в течении финансового года заявить о своём отступлении от договора.

  1. Последствия выхода из кооператива

Во всех вышеназванных формах выхода из кооператива, является очень важным то, по каким правилам выходящие из кооператива будут получать подлежащую выплате денежную сумму.

Также решающим является вопрос, по какой версии устава — к моменту вступления или моменту выхода — происходит расчёт суммы, подлежащей выплате.

В начале каждый член кооператива вступает в него по условиям устава, действующими на тот момент. Этот факт, к сожалению, не исключает того, что во время членства могут быть приняты изменения устава, которые станут некоторым членам менее выгодными. На такой случай статьей 67a Корпоративного закона ФРГ (GenG) предусматриваются особые права на расторжение членства, благодаря которым каждым из членов кооператива может быть предотвращено то, что новые условия были приняты не в его пользу.

После окончания членства, вышедший из кооператива участник, больше не имеет влияния на формирования воли внутри кооператива. Поэтому изменения устава, которые были приняты после его выхода из кооператива, не могут быть применёнными на уже вышедших членов.

В случае изменения устава после заявления об уходе из кооператива, но до фактического выхода из него, нужно различать те факты, являются ли те или иные изменения выгодными или не выгодными для вышедших членов.

К примеру, если в уставе уменьшится срок расторжения договора, что для уже объявившего об уходе члена кооператива является выгодным, то может быть применена новая версия устава, позволяющая ему в таком случае раньше выйти из кооператива.

Однако все изменения устава, которые были приняты после заявления об уходе и несут невыгодный для члена кооператива характер, не могут быть применены к нему (сравн. OLG München, Urteil vom 22. September 1995, 8 U 2261/95).

Это играет значительную роль, например, в случаях, когда участник кооператива после заявления об уходе, но до выхода из него, меняет в уставе подсчёт суммы, выплачиваемой при выбытии члена кооператива.

Применение новых правил, которые являются невыгодными для уже заявивших об уходе участников, следуя вышеназванному решению суда, недопустимо.

Отмена договора и досрочное расторжение членства несут за собой последствия для кооператива, что в данном случае находит применение так называемое «учение ошибочного общества ориг. die Lehre von der fehlerhaften Gesellschaft» (сравн. OLG Hamm, Urteil vom 19. Dezember 2007, 8 U 138/07; и выше цитированное решение OLG Hamm).

Согласно этому, вышедшие члены кооператива получают подлежащую к выплате сумму, не обязуясь делать какие-либо платежи сообществу. Кое- что другое действует, если сообщество имеет большие долги, а денежные вклады необходимы для угождения кредиторам.

Члены кооперативов, которых коснулись данные обстоятельства, должны проконсультироваться у юриста, который имеет опыт в корпоративном праве.

Адвокат Инго М. Детлофф консультирует во многих кооперативных спорах и ведет на данный момент множество судебных дел на эту тему.

Своп соглашения — новое решение Федерального суда в связи с договорами о займе

Важным решением от 22 марта 2016 г., XI ZR 425/14, Верховный суд ФРГ подтвердил и усовершенствовал свой вынесенный ранее приговор по отношению к своп договорам с процентной ставкой.

Это решение является следующим компонентом в теперь уже пятилетнем решении Верховного суда ФРГ об обязанностях информирования в своп договорах, начиная с приговора от 22 марта 2011 г., XI ZR 33/10.

Теперь принципы, установленные Верховным судом, для определения связи своп соглашений с договором о займе являются новыми. В рассмотренном случае речь шла о своп договорах с процентной ставкой одной коммуны.

Новый приговор может иметь огромное значение для многочисленных заемщиков, которые заключили своп договор вместе с договором о займе. Благодаря критериям, установленным федеральной судебной палатой, стало существенно легче установить, был ли банк обязан объяснить первоначально отрицательную рыночную стоимость своп соглашения. Это имеет для возможных прав на компенсацию заинтересованных лиц решающее значение.

Если своп соглашение не было связано с договором о займе, банк должен был объяснить первоначальную отрицательную рыночную стоимость. Исключительно в случае связи эта обязанность не существует, ср. Федеральный суд, приговор от 28 апреля 2015 г., XI ZR 378/13.

Основополагающим условием для того, чтобы своп соглашение было связано с договором о займе исходя с публикации федеральной судебной палаты с 22. Марта 2016, Nr. 60/2016 является:

  • Своп соглашение должно быть заключено с тем же банком, что и договор о займе.
  • Сумма своп договора должна быть всегда готова для выплаты, в такой же валюте, как и договор о займе и не превышать сумму договора о займе.
  • Срок, на который заключен своп договор, в случае если в договоре заключена варьирующая процентная ставка, не должен превышать срок договора о займе.
  • В договорах о займе с фиксированной кредитной ставкой, срок своп соглашения должен соответствовать сроку договора о займе или как минимум не превышать его.
  • Процентная ставка которая была договорена с банком в своп соглашении должна соответствовать либо варьирующей процентной, либо фиксированной ставке как в договоре о займе.

В публикации федеральной судебной палаты Nr. 60/2016 написано в общем:

Только те своп договоры связаны, которые превращают договоры с варьирующей процентной ставкой в договоры с фиксированной кредитной или наоборот

Следуя публикации, связанность договоров присутствует только в редких случаях. Так как все вышеназванные условия, осуществлены только в редких случаях вместе. В основных случаях своп был заключен не с тем банком, с которым был заключен договор о займе. Такой расклад очень часто встречается в „Sparkasse“, что договор о займе был заключен с „Sparkasse“ а своп соглашение уже с банком страны „Landesbank“ или с другим большим банком.

 

Адвокат Инго М. Детлоф считает, что у многих вкладчиков, которые получили значительный ущерб в связи с своп договором после этого решения значительно улучшились шансы.

 

 

 

 

 

Опровержение договоров о займе

 

Опровержение договоров о займе, которые были заключены потребителем и в которых извещение об отказе было сделано неправильно, возможны только до 21. Июня 2016.

Бундестагом 18. Февраля 2016 был принят закон, по которому контракты, которые были заключены с 2002 по 2010 год, в будущем больше не могут быть опровергнуты. Последняя возможность опровергнуть контракт истекает 21. Июля 2016.

Заемщики, которые с ноября 2002, то есть в последние четырнадцать финансировали недвижимость с помощью заёмных денег – неважно свое жилье, или жилье, которое они сдавали – должны проверить, возможно ли еще опровергнуть тот договор о займе.

Опровержение контракта может нести за собой значительные финансовые преимущества, если контракт с высокой процентной ставкой будет отменен или рефинансирован. В 2009 годах процентная ставка колебалась между 4 и 5 процентами, когда сейчас она колеблется между 1 и 2 процентами.

Для миллионов заемщиков в этом заложен огромный потенциал экономии денег.

По исследованиях обществ по защите прав потребителя и специализированных адвокатов, большая часть контрактов о займе которые были заключены между 2002 и 2010 годами содержат неправильное поучение об опровержении. В связи с этим опровержение такого контракта все еще возможно.

Заёмщики, которые в вышеназванный период заключили договор о займе, должны проверить свое право на опровержение контракта. В случае, если банк не признает Ваше право на опровержение контракта, Вам нужно как можно быстро подключить к делу адвоката, специализирующегося в сфере банковского права.

Инго М. Детлофф является специализирующимся адвокатом в сфере банковского и инвестиционного права и консультирует множество заёмщиков. Он советует немедленно действовать: Воспользуйтесь своим шансом и проконсультируйтесь перед опровержением договора с Вашим адвокатом.

 

 

(Deutsch) Strukturwandel durch Erneuerbare Energien

Извините, этот техт доступен только в “Немецкий”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Die nach und nach sich vollziehende Energiewende in Deutschland bringt einen wesentlichen Strukturwandel mit sich, auf den sich alle Beteiligten einstellen müssen.

Aufgrund der stark angestiegenen Zahl kleiner und mittelständischer Energieerzeuger vom Hauseigentümer bis zum Stadtwerk verlieren die etablierten Versorgungsunternehmen Marktanteile. Für die großen Energiekonzerne besteht aber auch das Problem der sinkenden Strompreise im Großhandel infolge der Einspeisung der Erneuerbaren Energien. Die Bilanzen von Eon und RWE können ein Lied davon singen.

Zuletzt wurden die Anteilseigner von RWE durch die Ankündigung schockiert, dass 2016 keine Dividende für Stammaktien gezahlt werden soll. Dies ist eine Hiobs-Botschaft für zahlreiche Kommunen im Ruhrgebiet, die an dem Konzern beteiligt sind, und aus den Dividenden bislang teils erhebliche Einnahmen für den kommunalen Haushalt erzielten.

Подробнее

(Deutsch) EU-Sanktionen belasten Handel zwischen Deutschland und Russland

Извините, этот техт доступен только в “Немецкий”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Seit März 2014 sind vor dem Hintergrund der Ukraine-Krise von der Europäischen Union zahlreiche Sanktionen gegen Russland, bestimmte russische Unternehmen und eine Reihe von Einzelpersonen erlassen worden. Sie betreffen insbesondere die Sektoren der Militär-, Rohstoff- und Finanzwirtschaft. Russland hat als Reaktion auf die von der EU verhängten Sanktionen Gegensanktionen erlassen, mit denen namentlich die Einfuhr von Lebensmitteln aus der EU untersagt wird.

Der Handel zwischen Russland und Deutschland sowie weiteren Ländern der EU hat seitdem erhebliche Einbußen erlitten. Hiervon wurden insbesondere etliche mittelständische Unternehmen schwer, teils existenziell getroffen.

Unabhängig von der Frage, ob man die Sanktionen aus politischen Gründen für gerechtfertigt hält, und ungeachtet der Problematik, inwieweit die Sanktionen die Wirkung erzielen, welche sich die EU von ihnen erhofft, ist für die betroffenen Unternehmen und Personen zu prüfen, ob die Sanktionen im jeweiligen Einzelfall auf einer tragfähigen rechtlichen Grundlage erlassen wurden.

In der Vergangenheit wurden immer wieder Gerichtsverfahren vor dem Europäischen Gerichtshof geführt, mit denen einzelne Sanktionen von den jeweils Betroffenen angefochten wurden. Beispielsweise waren die EU-Sanktionen gegenüber dem Iran bzw. gegenüber einzelnen Unternehmen dieses Landes Gegenstand von entsprechenden Verfahren.

Der Europäische Gerichtshof hat wiederholt betont, dass die von der EU verhängten Sanktionen ausreichend konkret begründet sein müssen und die Betroffenen von den ergriffenen Maßnahmen und den dafür herangezogenen Gründen zu unterrichten sind. Gemäß Art. 215 Abs. 3 AEUV müssen die entsprechenden Rechtsakte der Europäischen Union die erforderlichen Bestimmungen über den Rechtsschutz enthalten.

Nach der Rechtsprechung des Europäischen Gerichtshofs können Sanktionen nur auf Unternehmen und Personen angewendet werden, auf welche die Begründung für die Sanktionen in den entsprechenden Beschlüssen und Verordnungen tatsächlich zutrifft. So hat die 4. Kammer des Gerichts in ihrem Urteil vom 6. September 2013 in der Rechtssache T-493/10 die gegen verschiedene iranische Banken wegen der vorgeworfenen Beteiligung an der nuklearen Proliferation erlassenen Sanktionen gegenüber einer Bank aufgehoben, da die Europäische Kommission nicht belegen konnte, dass diese Bank an der Proliferation beteiligt war bzw. durch die Einflussnahme einer anderen Bank, die mehrheitlich an dieser Bank beteiligt war, die Maßnahmen zur Verhinderung der nuklearen Proliferation zu unterlaufen drohte.

Das Außenwirtschaftsgesetz sieht für Zuwiderhandlungen Bußgelder und Freiheitstrafen vor. Nach dem Bestimmtheitsgrundsatz müssen Strafvorschriften ausreichend konkret formuliert sein, um sie ohne Verstoß gegen Art 103 Abs. 2 Grundgesetz anwenden zu können. Fehlt es an der erforderlichen Bestimmtheit der Sanktionsvorschrift, ist die Anwendung entsprechender Strafgesetze daher unzulässig.

Die Sanktionsvorschriften gegen Russland weisen nach Auffassung von Rechtsanwalt Dethloff nicht in allen Punkten die erforderliche Bestimmtheit auf. So verbietet etwa die Verordnung (EU) Nr. 692/2014 vom 18. Dezember 2014 tourismusbezogene Dienstleistungen auf der Krim. Welche Dienstleistungen hier genau umfasst sein sollen, kann der Verordnung nicht entnommen werden. Als konkretes Beispiel wird lediglich das Anlaufen der Häfen auf der Krim mit Schiffen benannt. Damit bleibt unklar, welche weiteren Aktivitäten von der Verbotsnorm umfasst sein sollen.

Von den Sanktionen betroffene Unternehmen sollten ggf. prüfen lassen, ob die von ihnen ausgeführten oder geplanten Geschäftsaktivitäten durch Sanktionen belegt sind. Rechtsanwalt Dethloff hat sich eingehend mit den Sanktionsvorschriften auseinandergesetzt und berät Unternehmen, die ihre geschäftlichen Aktivitäten bezüglich der einschlägigen Sanktionsmaßnahmen prüfen lassen.

Mittelfristig ist zu hoffen, dass die Sanktionen im Rahmen einer friedlichen Lösung des Ukraine-Konflikts aufgehoben bzw. nicht weiter verlängert werden.

(Deutsch) Bankirrtum zu Ihren Gunsten: Widerruf auch bei neueren Verträgen oft möglich

Извините, этот техт доступен только в “Немецкий”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Viele Darlehensnehmer haben derzeit ein ähnliches Erlebnis, wie seinerzeit bei Monopoly, als sie die Ereigniskarte „Bankirrtum zu Ihren Gunsten“ zogen, was eine hohe Auszahlung versprach. Nur mit der Auszahlung klappt es mitunter nicht so schnell, wie damals bei Monopoly. Подробнее

(Deutsch) Zinsswaps, Währungsswaps – Neues Urteil des BGH vom 28. April 2015

Извините, этот техт доступен только в “Немецкий”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Durch das Urteil vom 28. April 2015, XI ZR 378/13 hat der Bundesgerichtshof seine bisherige Rechtsprechung zu Aufklärungspflichten bei Swap-Verträgen bestätigt und zugleich weiter ausdifferenziert.

Geklagt hatte eine Gemeinde aus Nordrhein-Westfalen, die mehrere Swap-Verträge abgeschlossen hatte. Die Vorinstanzen hatten festgestellt, dass die Bank, mit der Swap-Verträge geschlossen worden waren, zur Aufklärung über den anfänglichen negativen Marktwert verpflichtet gewesen wäre. Das Urteil der Berufungsinstanz wurde nun aufgehoben, da der Bundesgerichtshof fehlende Feststellungen zum Abschluss von Beratungsverträgen gerügt hatte. Diese Feststellungen müssen nun von dem Oberlandesgericht Düsseldorf nachgeholt werden, da Voraussetzung für die Aufklärungspflicht über den anfänglichen negativen Marktwert ein – ggf. auch nur stillschweigend geschlossener – Beratungsvertrag ist. Подробнее